Ведомство по патентам и товарным знакам США (USPTO) зарегистрировало патентную заявку американской авиастроительной компании Lockheed Martin на компактный термоядерный реактор (CFR).

Если проект будет развиваться по графику, компания сможет представить прототип системы размером с корабельный контейнер, но способный питать авианосец класса “Нимиц” или 80 000 домов уже в следующем году. В патентной заявке Lockheed Martin, к примеру, реактор установлен на борту истребителя четвёртого поколения F-16 в качестве агрегатоносителя.

Компактный термоядерный реактор

В 2014 году компания вообще удивила весь мир, заявив, что работает над подобным устройством и несет ответственность за передовые проекты Skunk Works в их офисе в Палмдейле, Калифорния. В то время Томас Макгир, глава Compac Fusion Project, говорил, что цель — создать рабочий реактор за пять лет и вывести проект в массовое производство за десять.

Если система будет работать, сложно даже представить, как она изменит не только будущее боевых действий, но и саму природу человеческого существования. Работая на шести килограммах топлива — смеси изотопов водорода трития и дейтерия — реактор Lockheed Martin сможет подавать энергию целый год без остановки. За этот период устройство сможет вырабатывать постоянные 100 МВт энергии.

По заявлению компании, реактор может быть достаточно мощным, чтобы с его помощью работал авианосец, самолет размером с С-5 Galaxy, обеспечивать электроэнергией город с населением от 50 до 100 000 человек и, возможно, даже отправить нас в поездку на Марс. В каждом случае компактный реактор заменит большие обычные топливные системы или реакторы деления, исключая вес и массу. Это, в свою очередь, может создать торговое пространство для дополнительной системы или пропускной способности с точки зрения персонала или материальных средств либо обеспечить более экономичную общую форму или дизайн.

В случае авиационных применений, в зависимости от точного размера реактора, система может дать самолету неограниченный радиус полета на протяжении всего жизненного цикла; при этом предельным требованием от экипажа будет необходимость в пище, воде и других системах жизнеобеспечения. Дроны с большой высотой полета смогут оставаться на лету на протяжении месяцев или даже лет, постепенно заменяя спутники и другие коммуникационные инфраструктуры для военных и гражданских применений.

Это также могло бы привести к постоянному наблюдению за широкими областями, в которых обыкновенно трудно контролировать ситуацию с воздуха, например, на огромных просторах Тихого океана, причем практически неограниченно. Это было бы полезно для наблюдения за передвижениями оппонента или изменений в популяциях животных или температуре воды.

[ad id=»4658″]

Те же преимущества могут получить наземные виды транспорта, корабли или даже космические аппараты: никто не отказался бы от практически неограниченной энергии в компактном форм-факторе, позволяющей покорить тиранию расстояний. Логистические цепочки были бы не нужны как явление. Но самое большое преимущество выльется в виде приятного бонуса для экологии.

Разница между реакцией деления и реакцией синтеза в реакторе в том, что последняя не производит опасных выбросов для озонового слоя, и даже если система откажет, она не приведет к масштабной экологической катастрофе, связанной с выбросом радиации. Дейтерий и тритий вполне успешно используются в коммерческой среде и являются относительно безвредными в низких дозах. Небольшое количество топлива, необходимое для запуска реактора синтеза, само по себе уменьшает риск утечки и загрязнения большой площади.

И поскольку реактор синтеза не нуждается в очищенном материале для деления, его гораздо труднее использовать в качестве стартовой площадки для создания ядерного оружия. Такие реакторы можно будет ставить в больницах, школах, опреснительных установках, безо всякого риска для местных жителей.

Топлива также будет много, и оно будет легко доступным, поскольку морская вода обеспечивает практически неограниченный источник дейтерия, в то время как тритий тоже вполне легко добыть. Отходы гораздо менее опасны, чем те, что остаются после работы ядерных реакторов, а материалы остаются радиоактивными в течение сотен, а не тысяч лет.

Такая система будет вырабатывать тепло и направлять эту энергию для движения турбины, вырабатывающей электричество, а значит Lockheed Martin вполне могла бы предложить замену существующих источников топлива, использующих уголь, нефть и ядерное деление. В чрезвычайной ситуации, например, в результате большого стихийного бедствия, компактные реакторы, размещенные на грузовиках, могли бы быстро восстановить питание целых городов.

Конечно, мы пока не видели реактор синтеза Lockheed Martin и не знаем, станет ли он реальным вообще. Многие компании и организации пытались создать рабочий реактор синтеза уже почти сто лет, но не удалось это пока никому.

[quote font_size=»19″ bgcolor=»#ffffff» bcolor=»#dd3333″]

Первый дрон «Почты России» врезался в трехэтажный дом (видео)

[/quote]

Skunk Works занимались разработкой термоядерного ректора в течение последних четырёх лет и, судя по всему, неплохо продвинулись в реализации прокта. Опытная установка создана ещё в 2014 году, прототип — в 2018, а рабочий образец будет сделан в 2024 году.